Американский Наблюдатель (yostrov) wrote,
Американский Наблюдатель
yostrov

Category:

Трон Давида

Барух был одним из столпов еврейской общины местечка. Столяр и краснодеревщик, он мастерил всю мебель для синагоги. Именные стулья, сделанные по индивидуальным заказам, стояли на почетных местах. Но самым прекрасным произведением искусства был стул созданный не Барухом, а его сыном Давидом. 5 лет труда было вложено в этот шедевр, рассчитанный на века.
Барух начал обучать сына когда ему исполнилось 7 лет, стул внесли в синагогу в день бар мицвы мальчика. Раввин назвал роскошное кресло "Трон Давида".


Летом 1941 года немцы проскочили местечко, расположенное в сотне километров от Львова. Несколько месяцев евреи жили в гетто без особых проблем. Приезд зондеркоманды и дата окончательного решения еврейского вопроса выпала на праздник Симхат Тора.

Зная, что последний раз, евреи как всегда собрались в синагоге. Прочитали заключительную главу Торы и успели начать новый цикл, когда в зал ворвались пара немцев и несколько штук полицаев.

Руководил отрядом лейтенант Курт: истинный ариец, считавший себя образованным и культурным человеком. Ему поручили грязную работу: очистить Новый Рейх от евреев, и Курт старался сделать это как можно более интересно для себя.


Евреи замерли, оцепенев от страха. Курт рассмеялся и сказал: "Не обращайте на нас внимания, продолжайте. Что там у вас сейчас должно быть? Танцы? А ну живо всем танцевать!" Под градом угроз и палочных ударов, евреи начали бегать вокруг бимы, даже запели песни.

Через несколько минут Курту наскучило. "А ну ка, всем раздеться и дальше танцевать! Так веселее будет." Курт достал пистолет и выстрелил в живот раввину. После того, как пули получили три человека, мужчины стали раздеваться. Курта женщины не интересовали, но полицаи накинулись на них как только обреченные евреи снова забегали.


Барух был в забытье без единой мысли с того момента, как фашисты ворвались в синагогу. К реальности его вернул жуткий крик: Барух узнал голос тринадцатилетней дочери. Как раз в этот момент он пробегал мимо Трона Давида, схватил его и одним ударом размозжил голову Курта. Свалив перегородку ворвался на женскую половину и опустил стул на спину немца, насиловавшего его дочь. После второго удара стул сломался.

Схватив стулья и все, что попадалось под руки, обнаженные евреи, мужчины и женщины, накинулись на полицаев. Через несколько минут все стихло. Мне бы хотелось сказать, что евреи взяли оружие убитых фашистов, добили остальных, ушли в лес, партизанили, дожили до Победы... но они стали торопливо одеваться.


Остальная зондеркоманда обыскала все дома и собралась на площади перед синагогой, куда согнали всех евреев местечка. Заподозрив неладное, несколько человек зашли в синагогу и сразу начали стрелять. Потом вытащили тела немцев, закидали дом гранатами и подожгли.



***************


Давид мечтал быть высокородным польским шляхтичем, но уродился простым евреем. Он помогал отцу в столярной мастерской и читал Тору, но еще больше времени тратил на изучение польского языка, истории, европейской культуры. Со временем мечта конкретизировалась: поступить в Львовский университет. Если бы не оккупация советскими войсками, мечта Давида не смогла бы осуществиться: для евреев конкурс в польские университеты был жутким.


Студенты делились на три группы: поляки - интеллигенция и дети богатых горожан, украинцы - выходцы из деревень и народ попроще, и "понаехавшие" - русские и украинцы из восточных областей. Давид мог бы присоединиться к любой из групп, но решил записаться в "поляки".

Сперва шляхтичи приняли прекрасно подготовленного Давида за своего, но после безобразной сцены в душевой, отношение поменялось. Давид сдружился с Гансом и Питером - немцы не были такими антисемитами, как поляки.

Учебный год прошел в занятиях, спорте и веселье. Давид усиленно занимался боевыми единоборствами, поляки и украинцы помогали ему практиковаться, немцы прикрывали спину.


В июне 1941 года Ганс и Питер зашли в комнату Давида и попросили пройти в университетский спортзал: всех евреев, русских и комсомольцев велели собрать для дальнейшего разбирательства. На руках у немцев были повязки со свастикой. Сперва Давид просто отказался, потом просил соврать, что не застали его, но тщетно: порядок был прежде всего. Друзья уверяли, что замолвят словечко, поручатся за благонадежность, но нарушить приказ не могут. Из комнаты Давид вышел один, Ганс и Питер остались там навсегда.


Давид ушел в лес, партизанил, присоединился к Армии Крайовой. Он не повторил университетской ошибки: никто не узнал о его еврействе до 1944 года, когда Давид получил ранение во время совместной операции с Британскими парашютистами. Ко всеобщему облегчению, Давида эвакуировали в Англию. Победу над Германией он встретил в звании лейтенанта Британской армии.

В 1946 году в составе оккупационного корпуса, в должности переводчика отдела расследования преступлений нацизма, Давид ездил по Германии: допрашивал ветеранов Вермахта о том, чем они занимались во время войны.


Альфред сам вызвался в свидетели: в надежде на дополнительную пенсию. Давид внимательно выслушал историю о том, как Альфред получил травму позвоночника помогая бедным евреям спасаться из горящей синагоги, которую подожгли украинские националисты. В благодарность спасенные подарили прекрасный стул. Давид узнал спинку стула, сделанную собственными руками. Сидение было другим, то это не помешало. После допроса с пристрастием Альфред рассказал все, как оно было на самом деле. Его вытащили из синагоги еле живым, стул сжимал так, что руки смогли разжать только в госпитальном поезде по дороге в Германию.

“Трон Давида” снова сломался о спину Альфреда, на этот раз окончательно: перед уходом еврей поджег дом.

Через несколько месяцев Давид был арестован в Иерусалиме за дезертирство. Бежал, воевал, лишился обеих ног, но смог сделать мебель для новой синагоги на одном из холмов Самарии.
Tags: графоманство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment