Американский Наблюдатель (yostrov) wrote,
Американский Наблюдатель
yostrov

Category:

Холмы Эльдорадо.

 После того, как Серхио исполнилось 25 лет, Паулина, перестала давать ему деньги:
- Мы не нищие, но я не хочу, чтобы мой сын и наследник знатного рода испанских грандов был тунеядцем! Иди работать! Я буду оплачивать твои неотложные нужды и буду умножать твою зарплату на три, но хоть что-то ты должен зарабатывать своим трудом!

 Серхио никак не мог закончить университет: он не понимал, зачем учиться и работать, можно ведь просто жить счастливо! Его семья уже несколько веков владела огромными участками земли среди Холмов Эльдорадо. Время от времени один из холмов продавали, остальные стояли поросшие жухлой травой, как и тысячи лет назад.
 Серхио считал себя разумным и хорошим человеком. Он почти не пил, не употреблял наркотики, занимался спортом. Да, он не блистал талантами, был бездельником, но добрым. Друзья брали у него взаймы и звали в разные компании. Девушки пытались окрутить Серхио много раз, но он научился ловко от них уворачиваться. Он потому не заканчивал университет, что мать обещала повезти его в Испанию и женить сразу после получения диплома. Паулина не верила в то, что в Америке можно найти достойную супругу ее единственному сыну.

 Серхио пошел работать охранником: хорошее место для наблюдения за людьми и изучения жизни. В тот день он дежурил на междугородней автобусной станции. Серхио любил это место: там встречались самые интересные персонажи, таких не увидишь нигде больше. Работа на станции была не скучная, но нервная: приходилось обыскивать всех пассажиров в поисках оружия, наркотиков и спиртного. Чаще всего отбирали ножи и бутылки, марихуану и приспособления для курения. По закону штата, почти все это было легально, но по правилам частной автобусной компании Greyhound Lines - запрещено. Конфликты возникали каждый день, приходилось вызывать полицию. Подозрительных пассажиров обыскивал старший напарник: Джон был чернокожим, недавно вернулся из Ирака, не боялся никого и ничего. Серхио доставались женщины и пожилые люди.
 Одну пару добродушный Серхио вообще собирался пропустить без досмотра: старичок и старушка под сто лет не могли представлять угрозу безопасности, но старик накинулся на Серхио размахивая бумагами:
- Вы не имеете право проверять детектором металла мою жену, у нее электронный стимулятор сердца, вот медицинские бумаги! - и еще много слов. Молчаливый Серхио не любил людей, страдающих словесным недержанием.
- Хорошо, тогда я проверю вас дважды.
- Как вы смеете! Что за дискриминация! Я буду жаловаться!
- Дедушка, проходите уже скорее, вы задерживаете всех.
Так и не проронившая ни слова старушка кивнула Серхио и потащила все еще возмущающегося мужа. Это был последний автобус, смена заканчивалась и скоро Серхио должен был идти домой: как только выгонят со станции всех бомжей.

 Мария всегда любила, сколько себя помнила. В детстве она любила котят и щенков, во время восьми лет учебы в пансионе для девочек она влюблялась в книжных героев и кузенов, которых встречала на семейных торжествах. В старших классах она поочередно влюблялась почти во всех мальчиков, но большинство из них об этом не догадывались. Сейчас девятнадцатилетняя Мария была влюблена в Питера. Он учился в университете возле Сан Фанциско и у него была пора сдачи экзаменов. Обычно Питер жил в Сакраменто, но перед особо важным экзаменом решил заночевать в общежитии при университете, чтоб не опоздать.
 Мария вдруг остро почувствовала, что Питер нуждается в ее поддержке именно сейчас, в этот момент. Ему тяжело, он не уверен в своих силах: она должна немедленно приехать к нему и сказать, что он самый лучший и все сделает правильно. Проблема была в том, что красный Мустанг, который она очень любила, был в ремонте: Мария иногда отвлекалась за рулем и попадала в аварии.
 Значит придется ехать на автобусе: Мария вызвала такси и поехала на станцию. Она как раз успевала на последний автобус, купила билет и стала в очередь на посадку. Вдруг Мария заметила, что всех пассажиров тщательно обыскивают с миноискателем, а у нее в сумочке был пистолет. Маленький револьвер подарила тетя: на всякий случай. Патроны были сделаны по специальному заказу: две пули из соли - не опасные для жизни; две - обычные свинцовые; еще две пули были серебряные - мало ли кого может встретить на своем пути честная девушка.

 Если бы Мария была уверенна, что ее обыщет милый парень - спокойно стояла бы в очереди: с ним точно можно будет договориться. Но вдруг она попадется громиле со зверским выражением лица? Надо что-то делать. Мария выскочила на улицу и стала бегать вокруг станции выискивая укромное место, чтоб спрятать револьвер. Было около полуночи, темно и страшно. В маленьком сквере через дорогу Мария тщательно завернула револьвер в пару кульков и закопала в листве под деревом. Она вернется первым автобусом рано утром, никто ее оружие не найдет. Если что - тетя подарит новый.
Мария вернулась на станцию и замерла в ужасе: автобус уже уехал. Касса закрывалась, охранники выгоняли всех из зала.

  Серхио подошел к плачущей Марии:
- Я могу тебе чем-нибудь помочь?
- Нет. Это был последний автобус, все пропало.
- Тебе так сильно надо попасть в Сан Франциско именно сегодня? Есть куда вернутся в Сакраменто?
- Питер! Он ждет меня! Я ему нужна!
- Телефон есть? Могу свой предложить.
- Я не могу звонить: он предупредил, что выключит свой телефон, я уже много раз пробовала.
К ним подошла кассир:
- Ой девочка, как жалко! Я бы тебя сама довезла, но моя машина на пол пути развалится. Серхио, может ты подвезешь? Девушка, вам есть чем заплатить? Серхио не дорого возьмет, я знаю, он добрый!
- Деньги у меня есть, но я боюсь...
- Ой, не бойся! Он сам девушек боится!
- Не правда, никого я не боюсь.
- Видел я, как ты их обыскиваешь, чтоб только не прикоснуться. - к разговору присоединился Джон. - Я бы сам предложил тебя подвезти, но мне ты точно откажешь. Да и жена прибьет, если домой поздно приду: у нас трое детей маленьких.
За несколько минут Марию убедили в благонадежности Серхио. Девушка обменялась с кассиршей номерами телефонов: договорились созваниваться каждые пол часа. Никто и не подумал спросить Серхио, хочет ли он ехать несколько сотен километров среди ночи: все часто пользовались его добротой.
 Мария сходила за револьвером и села в машину, удивившись, что охранник ездит на хорошем Мерседесе.
 Следующие полтора часа Мария не умолкая рассказывала о Питере и обо всем на свете. Серхио удивлялся себе: ему было приятно слушать ту милую чушь, что говорила девушка. Просто слышать ее голос. Монолог дважды прерывался звонками: кассирша держала слово.

   К дому, в котором ночевал Питер, подъехали в два часа ночи.
- Спасибо, сколько я тебе должна?
- Не нужны мне твои деньги: рад, что помог.
- Кладу сто долларов, надеюсь этого хватит. Ты можешь ехать, извини за беспокойство и еще раз спасибо.
- Я подожду тут несколько минут. Вдруг его нет дома или еще чего.
- Как это нет дома? У меня есть ключ. Что еще может быть?
- Вдруг он не один...
- Да как ты смеешь такое говорить!?
Девушка выскочила из машины изо всех сил хлопнув дверью. Марию пронзила мысль, что именно ревность толкнула ее на эту опасную поездку. Мария разозлись на себя: нельзя поддаваться низменным чувствам.

   Питер спал в комнате один. Мария тихонько подошла к нему и поцеловала: радость переполняла ее! Питер проснулся.
- Ты как тут очутилась? Зачем? Я же просил оставить меня в покое хоть на сутки! Как же ты достала, липучка тупая!
Мария чувствовала, будто на нее вылили ведро ледяной воды. В один миг она стала совершенно другим человеком, включила свет и достала револьвер.
- Питер, хочешь помолиться перед смертью?
- Ты что, совсем сдурела? Отдай пушку немедленно.
- Хочешь умереть с ругательствами на устах? Твое право.
- Остановись, извини меня, я погорячился! Спасибо, что приехала, очень рад тебя видеть! Давай поцелуемся! - Питер говорил как можно быстрее.
- Замолчи. Стань лицом к стене.
Питер замер на секунду, потом медленно повернулся и подошел к стене. Мария убедилась, что в стволе соляной патрон и выстрелила два раза: в обе ягодицы. Именно так тетя научила ее наказывать плохих мужчин. Крики Питера были на много громче выстрелов, но в студенческом общежитии ночные крики не вызывали особого возмущения.
Мария вышла из дома и не говоря ни слова села в машину Серхио. Они молча ехали несколько минут, потом Серхио начал говорить. За час он произнес больше слов, чем обычно за год.

  Паулина заметила, что Серхио изменился: в его жизни появилось что-то важное. Потом он познакомил ее с Марией. Мальчик стал быстро взрослеть. Через несколько месяцев, во время традиционного воскресного завтрака, Серхио сказал Паулине:
- Я хочу жениться на Марии. Помоги мне, пожалуйста.
- То, что ты нашел в Калифорнии настоящую испанку - это хорошо. То, что она училась в том же пансионе, где и я - тоже хорошо. Но ты же знаешь: твой прадед враждовал с ее дедом и о ее тетке много странного говорят. Я думаю, что лучше тебе все же поискать невесту в Испании, как мы и планировали.
Тут Серхио совершил жуткий поступок, которого Паулина от него никак не ожидала: он встал, повернулся к ней спиной и вышел. Не извинившись, не попрощавшись.

  Свадьбу Серхио и Мария сыграли через год. Паулина организовала все именно так, как мечтала: в Испании, в старинном замке, в присутствии членов королевской семьи. Пришлось разрешить застройку одного из холмов, но оно того стоило: получилось очень торжественно и красиво.


Sacramento, California, 2004

Tags: Графоманство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments