Американский Наблюдатель (yostrov) wrote,
Американский Наблюдатель
yostrov

Category:

Шахматистка.

Мужчина и женщина сидели за столом и играли в шахматы. Они говорили об игре, о литературе и философии, часто соглашались друг с другом, иногда спорили. Одного возраста, даже похожие друг на друга. Обычно он пил коньяк с лимоном и сыром, а она кофе и бутерброды. Так продолжалось уже больше года. Он был заместителем начальника тюрьмы, а она заключенной.

Инга попала в тюрьму три года назад, сперва было тяжело, потом привыкла: человек ко всему привыкает. В чемпионате тюрьмы по шахматам Инга приняла участие не ради символического приза, а чтобы всем доказать что она, не очень молодая и не самая красивая, все же что-то из себя представляет. Уже в четвертьфинале она осталась единственной женщиной, но ей все же удалось победить. Оказалось, что чемпионат организовал новый заместитель начальника, которого все звали только по кличке: Клык. О нем мало что знали: много лет был в армии, вроде друг детства начальника...
Инга и Клык играли четыре раза в неделю, по ночам. Такова была обычная работа Клыка - ночной дежурный. Ингу освободили от всех обязанностей и поселили в хорошую камеру. У нее не было проблем с другими заключенными из-за общения с начальством: каждый выживал, как умел. Клык никогда не лез в чужие дела, его волновало одно: чтоб ночью было тихо и ничто не отвлекало от игры. В шахматы Клык играть любил, но не умел. Он не мог просчитать более чем на два-три хода, делал много ошибок, часто просил переиграть... Зато никогда не огорчался проигрышу.
У них был негласный договор: никогда не говорить о прошлом, настоящем и будущем. Ни о тюрьме, ни о том, кем они были до тюрьмы. Оба знали, что проведут так много лет, поэтому о будущем тоже не было смысла говорить. Была еще одна негласная договоренность: раз в неделю Инга могла что-то попросить. Обычно она просила за других: изменение режима, перевод в другую камеру, разрешение на передачу... Иногда какую-то бытовую мелочь для себя: посылку ей было ждать неоткуда, из семьи и друзей никого не осталось. Так же они никогда не касались еще одной темы: Инга знала, что перед ней Клыку приводят девушку для сексуальных утех, она же служила только для интеллектуальной игры.
В ту ночь все было как обычно: они говорили о литературе. Инга в очередной раз удивилась, откуда у этого солдафона такие познания? Может он до тюрьмы охранял библиотеку? Иногда ей казалось, что она встретила родственную душу и они близки.
  В кабинет вошел огромный мужчина в форме:
- Привет, Клык!
- И ты здравствуй, чего так поздно тут?
- Да так, до-давить одного надо было...
- И как, получилось?
- Нет... Но он мне интересную вещь сказал: те газы, которыми человек пердит, горят!
- Ну и что? И чего это он тебе такое сказал?
- Пообещал мне, что я так сдохну, сгорю в этих газах. Надеюсь, до этого еще далеко, но как бы проверить: правду он сказал или нет?
- На нем бы и проверил.
- Да сдох он, не рассчитал я удар. Давай на ком-нибудь другом проверим.
- Инга, не могла бы ты помочь нам поставить эксперимент? - Спросил Клык.
- А что я должна сделать?
- Залезь на стол и становись на четвереньки.
Инга впала в ступор от услышанного. Гость схватил ее и поставил на колени на стол. Клык задрал ей юбку и снял трусы.
- Я сейчас ей резко на живот надавлю, должна пустить газы, а ты держи огонь.
Они сделали несколько попыток, но ничего не получилось. Расстроенный гость ушел, Инга оделась. Клык посмотрел на нее, понял, что сегодня больше шахмат не будет и вызвал охранника.
  Той же ночью Инга, пережившая гибель семьи, пытки следователей, изнасилования и другие ужасы, вскрыла себе вены.

Tags: Графоманство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments