Американский Наблюдатель (yostrov) wrote,
Американский Наблюдатель
yostrov

Армия

Преамбула


Сначала будет немного грустно, но потом веселее. В целом, служба в Советской Армии (Июнь 1988 - Июнь 1990)  пошла мне на пользу, но своим детям я такого не пожелаю.



Призыв

В Армию я шел с удовольствием. Все мужчины в семье служили, брат в тот момент был сержантом-контрактником. Все друзья-одноклассники были уже в Армии - у меня был год отсрочки из-за техникума.

С 13 лет я увлекался оружием, ходил в стрелковый кружoк в школе, в техникуме получил спортивный разряд по стрельбе из мелкашки, неплохо стрелял из Калашникова и из пистолета. С 10 лет занимался карате - сперва подпольно, в лесу, потом в райкоме комсомола: я был дружинником (ОКОД) и нас тренировали настоящие профессионалы.

Короче говоря, меня переполняла самоуверенность и оптимизм.

[Spoiler (click to open)]

На областном призывном участке меня несколько раз перекидывали по разным командам. Я мечтал попасть в авиацию (как дед и отец) и боялся флота (3 года служить). Побрил там голову, отказался на ночь уйти домой, хотя родители уже дали за это взятку... Последние часы детства.


Я попал в команду, которую "купил" лейтенант из стройбата. Он нас обрадовал: служить будем под Киевом, просто работать на заводе. Обещал нам хорошую погоду и отличное питание. Солдат, который был при лейтенанте, молчал. В поезде мы этого сопровождающего напоили и разговорили. Оказалось, что в Харьков они отвозили одного из солдат, которому надоело служить и он повесился. Не насмерть, успели вытащить, но на всю жизнь остался инвалидом. Главная беда части - дедовщина и кавказцы.

Все разбиты по землячествам, кроме русских. Украинцы, белорусы, русские - это без разницы - все равно русский. Молдаване стояли хорошо, могли с кавказцами драться. Много солдат из Средней Азии - Туркмения, Таджикистан - они спокойные, с ними можно дружить. Самая презираемая категория - сибиряки: тувинцы, башкиры, прочие малые народы. Хуже них только москвичи, но их всего двое.

В батальоне около 500 человек: 4 роты, в роте 3 взвода, во взводе 3-5 отделений, в отделении 9 солдат и сержант.  

Национальное разделение примерно такое:

Кавказ и Средняя Азия - по 40% Молдаване и русские - по 10%


Некоторые подробности узнал только несколько лет назад. Служил я на крупнейшей в Европе базе-хранилище ядерного оружия. Саму базу обслуживали только офицеры и контрактники, основная масса солдат в гарнизоне - ПВО. Они же охраняли периметр.  Один стройбат занимался строительством домов и бункеров, второй - поставлял строй.материалы.


В поезде многие призывники задумались: не свалить ли пока не поздно. Но никто не сбежал. На вокзале в Киеве нас встречал грузовик из части. За несколько минут до въезда за колючку военного городка, шофер свернул в лес. Мы достали все припасы и устроили последний пир. Лейтенант предложил нам отдать ему деньги на сохранение - иначе сразу отберут. У меня было 30 рублей, десятку отдал, остальные запрятал поглубже. Шофер попросил у меня брезентовую куртку-ветровку: мне все равно выбрасывать, а ему пригодится. Я отдал, как оказалось, зря: во-первых, опозорил себя перед товарищами, во-вторых, все вещи нас потом заставили сложить в ящик и послать домой.


Учебка

Поселили нас в учебку: казарму для призывников, еще не принявших присягу. Побрили, переодели в форму. В казарме было два взвода: наш (харьковский) и туркмены. В нашей команде был один туркмен, родившийся в Харькове: ему предложили выбирать в каком взводе быть. Он выбрал туркмен. В нашей команде неформальным лидером стал деревенский бугай Сергей, у туркмен был двухметровый здоровяк Бабай.

Первая драка началась на следующее утро, во время пробежки: что-то не поделили наши лидеры. В каждой группе было по 20 человек, дрались все, но только человек по 5 с каждой стороны делали это активно, остальным быстро надоело. Сержанты не пытались разнимать, просто стояли рядом. Потом сказали: "Духи, вам делить между собой нечего, поберегите силы" и погнали нас бегать дальше. Через пару дней была еще одна драка, ночью. Я проснулся от удара в глаз и сразу начал махать кулаками во все стороны. По-моему, все только так и могли: темнота была почти полная. Оказалось, в казарму пришли десяток туркмен из части поучить нас жизни. В то же время к одному из нашей команды (Жора) пришли земляки - грузины. Грузинское землячество отличалось повседневным миролюбием и дикой злобой в драке. Пять грузин и пара харьковчан избили всех туркменов, которые не успели сбежать. Я оказался единственным русским с синяком - меня и обвинили в драке. Хотя моя роль была пассивной, спорить я не стал. Получил два наряда вне очереди и славу богатыря, разбившего татарское войско.  Больше у нас в учебке драк не было, Сергей и Бабай подружились.

Присягу мы принимали торжественно, но безо всяких гостей: не как в кино, с деревянными автоматами. Потом нас распределили по ротам и отправили в общие казармы (у каждой роты было отдельное задание). Со мной в третью роту попало 5 харьковчан (в том числе Сергей и Жора) и ни одного туркмена.  Первой ночью нас пугали постоянно. Так оно и получилось.


Первая ночь

В полночь раздалась команда "Духи, подъем!". Четверо встали, я отказался. Главный садист сказал: "Сейчас с этой четверкой поработаем, потом этим обнаглевшим займемся"

Разумеется, без мата ни одна фраза в армии не произносится. Большинство фраз состоят только из матов, но я постараюсь переводить.

Моя наглость намного облегчила "прописку" остальным духам: от них быстро отстали. Кровать в казарме были двухэтажные, я лежал на верхней. Кровать перевернули, я успел вскочить на ноги. Предусмотрительно я не стал снимать штаны, что еще больше разозлило дедов: одетому человеку легче издеваться над голым (в трусах). Меня слегка потолкали, сильно давили на психику, но не били по-настоящему. Как потом оказалось, командир части запугал всех страшными карами и приказал командирам рот ночевать в казармах: раньше такие ночи не обходились без трупов или калек Не знаю, был ли в казарме хоть один офицер, но я отделался легким испугом. Самым неприятным последствием стал тот факт, что я нажил себе врага: Сергей не простил мне геройства или не простил себе трусости...


На следующий день, в воскресенье, ко мне по очереди подошли несколько человек. Глава еврейского землячества сказал русскую фразу: "Третьим будешь!"  и извинился, что не сможет помочь. Комсорг роты, дембель Костя, предложил свою поддержку в замен на обещание сменить его. Я с радостью согласился, он сказал: "Рано радуешься". На вечернюю поверку пришел сильно пьяный замполит и на всю роту заорал, что я - его человек и кто меня тронет, тому конец. Громкий смех в ответ, из сотни глоток, меня не сильно обнадежил.



Мага и Вася

После поверки замполит и комсорг увели меня в штаб: оформлять дела новоприбывших. По дороге мы встретили парочку: один пьяный сержант (Вася) с трудом тащил второго (Мага), совсем отключившегося. Вася сказал: "Эй дух, помоги друга до роты довести". Замполит сделал вид, что ничего не слышал, Костя кивнул, чтоб я помог. Вася положил Магу на мою спину, но всю дорогу аккуратно поддерживал. Оказалось, что эта парочка из Дагестана, чеченец и русский, были настоящими командирами моей роты. Мага - командир, Вася - заместитель.

Я дотащил Магу до его кровати в лучшем углу казармы. Вася сказал снять с Маги сапоги, что я сделал. Потом Вася приказал раздеть Магу и укрыть. Я отказался со словами: "Я ему не жена". Вася с угрозой произнес: "Зря ты это сказал, теперь будешь его женой". Вот тут я испугался по-настоящему. Васе, которого не было в казарме пару дней, быстро доложили, что я и есть тот самый обнаглевший дух. Несколько услужливых солдат раздели Магу и аккуратно укрыли. Вася повел меня в умывальник убивать.

В роте была традиция, всех духов давили дружной толпой, как минимум, землячеством. Только Вася и Мага были выше этого - не разрешали себе помогать. Мага был в отключке, Вася сильно пьяный. Скажу так: не удалось ему меня убить. Вася остался трезветь в умывальнике, а я в полной тишине лег на свою кровать в уверенности, что завтра не проснусь.  


За несколько минут до подъема мою кровать снова перевернули. Я спал, свалился на пол. Надо мной стояли улыбающийся Мага и очень злой Вася с таким же синяком под глазом, как у меня. Меня выволокли на проход и стали бить ногами: Вася молча, а Мага с шутками. Встать на ноги мне не дали, залезть под кровать тоже. Я заметил, что сильно бьет только Вася и старался кататься по полу так, чтобы Мага оказывался между нами. Это еще больше рассмешило чеченца и он прекратил экзекуцию. Потом был подъем, завтрак и нас повели на завод.

Tags: Графоманство
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments