Американский Наблюдатель (yostrov) wrote,
Американский Наблюдатель
yostrov

Фермерша

  Зина вошла в стриптиз клуб в сопровождении полицейского. Николай не поверил своим глазам: как такое может случиться здесь, посреди Флориды, куда они только сегодня прилетели из России. Почему с полицией? Может это Зинка что-то натворила и ее арестовали?  Николай столкнул со своих колен обнаженную девицу и бросился навстречу неприятностям.


      В 23 года Зинаида работала пионер-вожатой в Крыму. Она была самой старшей из девушек и не самой робкой. Если другие крутили романы со студентами и лейтенантами, Зинаида предпочитала старших офицеров и партийных работников. В роддоме она много раз перелистывала записную книжку: в ней было шесть адресов потенциальных отцов ее сына.
    История не сохранила данных о том, кто и как помогал Зинаиде по жизни, но “Лихие Девяностые” она встретила в роли председателя профкома огромного завода. Ее сыну, Николаю, исполнилось 25 лет и вел он себя так, что Зинаида понимала: если она немедленно не женит парня, то потеряет его.  
    Невеста пришла к Зинаиде сама. Правда, просила она не руки Николая, а часть заводского общежития в аренду. Молодая, бойкая, красивая девушка понравилась Зинаиде: напомнила её саму в молодости, к тому же оказалась тезкой. Наличие у Зины дочки от первого брака Зинаиду не смущало.
    Если бы Николай не понравился Зине, свадьбы бы не было: личную жизнь с бизнесом она не путала. Николай был против брака вообще, но ничего не имел против Зины в частности. Как только до него дошло, что мать настроена серьезно и жениться таки придется, он сам сделал предложение Зине. Приватизированное общежитие стало свадебным подарком молодым.

   На первом этаже сделали два магазина: авто-запчастей для Николая и парфюмерный для Зины. Второй этаж превратили в гостиницу для кавказцев, торговавших на соседнем рынке - у Зинаиды была об этом договоренность с хозяином торгового центра, построенного на заводской территории, в котором была и ее доля. На третьем жили семьи работников завода, которых никак не получалось выселить. Зина ничего не имела против авто-магазина, но безуспешно боролась против гостиницы.
   Сперва обанкротился авто-бизнес: Николай попался на торговле разобранными ворованными автомобилями. Машину украли у того, у кого нельзя было. Но срок не дали, и за то спасибо. Случилась другая беда: на нервной почве у Зинаиды случился инфаркт. Николай взял на себя гостиницу, Зина превратила весь первый этаж в универмаг. Зина пыталась уговорить Николая закрыть гостиницу, но не удалось: очень уж он сдружился с тамошними жильцами и проводил с ними почти все время.
    Случилась именно та беда, которой боялась Зина: горячие кавказцы изнасиловали несколько девочек из заводских семей. Клятвы о том, что они сами пришли в гости, сами пили и сами разделись, не помогли. Как и уверения в том, что мужчины не догадывались, что девочкам нет 18, а одной всего 15. С завода пришла толпа, была большая драка, под которую заодно разгромили и универмаг. В этот раз откупились: о том, что Николай был среди насильников никто не узнал, но Зинаида совсем сдала и удалилась от всех дел.

   Общежитие удалось продать: не очень выгодно, но не в убыток. Зина смогла открыть магазин в центре города. Николай получил контроль над деньгами Зинаиды, но не подпускал к ним жену - тратил на себя тысячи долларов, не давая денег на развитие бизнеса. Семья не голодала: у дочки от первого брака и общего сына было все необходимое и много лишнего, но бриллиантов Николай Зине никогда не дарил. Цветов тоже.
    Зину очень разозлила очередная покупка Николая: огромный американский джип. Он стоил столько же, как и необходимый для бизнеса грузовик. Куплена машина была на деньги Зинаиды - ее доля от доходов магазина. Никакие уговоры инвестировать деньги обратно в бизнес не помогли: Николай отделывался фразой: "Один раз живем!". Зине пришлось отдать свой автомобиль (тоже джип, но поменьше, японский) в магазин, а самой пересесть на общественный транспорт: она надеялась таким образом разжалобить мужа. Но после неприятного разговора в метро с работником одной из фирм, предоставивших магазину товаров в кредит на десятки тысяч долларов, Зина выбрала другую тактику: сделала дубликат ключей и стала ездить на машине Николая. Подействовало: он согласился купить Зине новую машину. Самую маленькую, что были в продаже. Но Зина потребовала такую машину, в которую бы помещались дети. После долгих торгов купили грузовик, а к Зине вернулся ее японец: "Монстрик на маленьких колесиках".

    Николай снова попался на сексуальных играх: он дал объявление в газету о найме на работу стриптизерш. Собеседование проводил в подвале ремонтируемого особняка, где из оборудования был только шест и диван: врал девушкам, что скоро закончат ремонт и в здании будет элитный стриптиз-клуб. До уголовного дела в этот раз не дошло, да и законов Николай вроде не нарушал, но на него сильно обиделись хозяева особняка, которые собирались открыть там солидный банк. Николая просто побили и сожгли его любимый джип. Зину вызвали в определенный кабинет и намекнули, что их квартиру не сожгли только из уважения к ней. Но в следующий раз сожгут.

    Дела магазина шли все хуже: Николай изымал всю долю доходов Зинаиды и требовал еще и свою долю. Зина сказала, что ему причитается не половина их доли, а четверть, с учетом двух детей. Тогда Николай заявил, что старшая девочка не из их семьи, да и в своем отцовстве сына он не уверен: очень уж парень тянется к Зине и не любит его. Зина сказала, что надо больше уделять сыну внимания, тогда будет и любовь и предложила сделать анализ на отцовство. Все же Николай добился своей половины доходов и еще дальше отошел от семьи.
   Магазин обанкротился. Зина просила спасти бизнес: для этого достаточно было малой доли накоплений Зинаиды, отложенных ею на "тяжелое время", но Николай сказал: "Это твой магазин и твои проблемы". Огромную квартиру, удачно купленную на остатки денег от продажи общежития, пришлось продать. Особо ответственные долги удалось закрыть, банковские кредиты на Зине не висели, а европейские и американские корпорации к подобным потерям привычны. С деньгами на текущие расходы проблем не было: у Николая был доступ к сбережениям Зинаиды и он не держал семью "в черном теле": они снимали трехкомнатную квартиру и не слишком поменяли стиль жизни. Николай продолжал искать приключения на свою голову и прочие части тела.
     В черной полосе жизни было одно светлое пятно: агентство путешествий, с которым в прошлом году ездили в Италию, провело лотерею среди клиентов и они выиграли путевку в США! Две недели в пятизвездочном отеле на берегу океана, в Майами Бич, все включено. С визами проблем не возникло: они все еще числились владельцами крупного бизнеса с международными партнерами. Выписка из банковского счета на имя Николая и Зинаиды имела более чем достойный остаток, а кто будет приглядываться к отчеству?

      В самолете, когда дети заснули, Зина больше часа уговаривала Николая начать жизнь заново. Что пора ему уже остепениться, стать солидным человеком и отцом семейства, бросить плей-бойские замашки. Рассказывала, как сын хочет быть с отцом. Николай кивал и соглашался, мечтая о том, как бы прикончить купленную в duty free бутылочку коньяка. В конце концов ему пришлось пообещать выполнить все требования Зины, лишь бы она отстала.
    "Пятизвездочный отель" оказался захудалым мотелем для дальнобойщиков. Не полностью протрезвевший Николай полез в драку с таксистом, думая, что тот специально завез их в трущобы, чтоб ограбить. Но индус - администратор гостиницы подтвердил, что все верно: номер забронирован на их имя и ждет гостей. После длинной дороги сил на скандал уже не оставалось, разборки решили отложить на завтра.  
     Номер на самом деле оказался чистым и большим, но до моря было около 50 километров. С балкона открывался вид на соседнее заведение: стриптиз бар “Бриллиантовые девочки". Зина напомнила Николаю их разговор в самолете и его обещание начать новую жизнь. Потом совершенно серьезно произнесла: "Зайдешь в этот бар - разведусь". Зина пошла укладывать детей, а Николай вышел из номера: "Я на пару минут, за пивом".

     Зина вошла в стриптиз клуб в сопровождении полицейского. Николай столкнул со своих колен обнаженную девицу и бросился навстречу. Зина сразу прервала его речь о том, что пива нигде не было и он заскочил только пропустить стаканчик... По кивку полицейского официант провел их в отдельный кабинет, которых в этом заведении было несколько, все с хорошей звукоизоляцией. Там Зина произнесла речь, которую готовила несколько месяцев.
    - Я уже давно поняла, что ты за человек. Терпела ради детей и из благодарности перед Зинаидой, которой дала слово не бросать тебя. Больше так продолжаться не может: не хочу жить с тобой и не хочу жить в России. Если бы ты не зашел в этот стриптиз, я бы предложила покорять Америку вместе, но ты сразу показал, что положиться на тебя нельзя, не смотря на все клятвы. Так что я с детьми буду жить здесь, а ты вернешься к своей маме.
    Я подстроила банкротство магазина и перевела деньги сюда. Никакой лотереи мы тоже не выигрывали. Я долго готовила побег! Самое трудное было найти в Америке продажного полицейского: кажется Билл - единственный. Или у меня денег на другого не хватило... Он не понимает по русски, не бойся. Билл курирует это заведение: его вызывают, если клиент начинает буянить. Сейчас ты выпьешь бутылку водки или Билл пару раз стукнет тебя дубинкой по голове. В любом случае, очнешься ты уже в самолете, летящем в Россию: считай, что тебя немедленно депортируют. Именно так Билл обычно поступает с буйными иностранными туристами, в аэропорту его знают.
   Я плохо себе представляю, что будет завтра. Адвоката я нашла, но никаких гарантий он не дает. Да, ты можешь нам мешать: обращаться к властям США и России, судить меня и вставлять палки в колеса, но подумай о сыне: ты будешь делать зло не только мне, но и ему. Если хочешь сохранить хоть что-то, просто исчезни из нашей жизни на пару лет.


        Николай молчал: переваривал информацию. Зина кивнула полицейскому, тот позвал официанта и велел принести бутылку водки. Когда официант поставил бутылку на стол, Билл положил рядом свою дубинку и выжидательно посмотрел на Николая. Ни говоря ни слова Николай налил полный стакан и выпил. Потом допил бутылку из горлышка. Зина сказала со вздохом: "А я так надеялась, что ты все же предложишь жить вместе или хоть как-то будешь бороться за сохранение семьи. Эх ты... Вот визитка моего адвоката, не потеряй. Никак по-другому ты со мной не свяжешься."


 
 Вот такую историю о событиях многолетней давности рассказала Васе хозяйка магазинчика при фермере, широко известного в узких кругах любителей парного молока, настоящий сметаны, прочих домашних и натуральных продуктов. До фермы Васе более часа езды, но кроме разговоров на русском языке он получал там в подарок бутылочку чистейшего самогона. Зина не торговала спиртным, но только дегустировала с особо приближенными покупателями и дарила.


  Через несколько недель после сцены в стриптиз-баре, адвокату позвонил американец, представившийся отцом Николая. Он пообещал Зине всевозможную поддержку и помощь: "Я не смог почти ничего сделать для сына, хоть внуку помогу". Валентин был вдовцом, взрослая дочь жила где-то далеко, а он занимался своей фермой. Они оформили фиктивный брак (Зина почему-то несколько раз убедительно повторила, что именно фиктивный) и проблема легального статуса  решилась довольно легко и недорого. Николай не только подписал все бумаги для развода, но и передал 2/3 денег, накопленных Зинаидой. Большая часть суммы пошла на обучение детей.
Tags: vasya, Графоманство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments